Свыше 300 работников "Мелеузовского сахарного завода" уволены

11.03.2020 09:07

Источник: fedpress.ru

Территория: Республика Башкортостан

Населенные пункт(ы): Мелеуз

После закрытия сахарного завода в башкирском городе Мелеузе свыше 300 человек оказались на улице. Более чем у половины из них пока нет вообще никаких перспектив трудоустройства. При этом республиканское руководство до сих пор не сделало ни одного заявления о мерах поддержки безработных граждан.

Возможно, молчание Радия Хабирова объясняется тем, что ему попросту нечего сказать о закрытии завода. После закрытия сахарного завода в башкирском городе Мелеузе свыше 300 человек оказались на улице. Более чем у половины из них пока нет вообще никаких перспектив трудоустройства. При этом республиканское руководство до сих пор не сделало ни одного заявления о мерах поддержки безработных граждан. Почему глава Башкирии Радий Хабиров хранит молчание и как дальше будет развиваться сахарный кризис в регионе – в материале «ФедералПресс». Производственный комплекс Мелеузовского сахарного завода замолк больше месяца назад. По утрам в микрорайоне Мелеуза, известном как поселок Сахарный, не встретишь людей, спешащих на рабочую смену. Основной персонал предприятия распустили по домам в конце января. Сейчас на заводе осталось не больше 100 сотрудников. Это административный состав и работники склада отгрузки. Нельзя сказать, что жители Сахарного с закрытием одноименного завода пришли в отчаяние. Район продолжает размеренно жить – пара супермаркетов и несколько пивных ларьков исправно работают. Но в соцсетях и на кухнях происходят невеселые разговоры. Люди понимают: закрытие крупного предприятия в моногороде – плохой знак для всех. «Какие могут быть настроения? Отрицательные наверняка. Люди остались без работы; правда, в основном сезонной работы. Хозяйства и фермеры без доходов от продажи свеклы. Бюджет без налогов. Всюду минус. Я знаю, разговоры о закрытии завода шли более двух лет. Официально об этом нигде не объявлялось, но население знало о предстоящем закрытии завода. Не знало об этом только правительство», – рассказал корреспонденту «ФедералПресс» местный житель Эмиль Мухаметов. На самом заводе тоже плохо понимают, к чему все идет. Технический директор предприятия Владимир Саглаев в интервью республиканскому телеканалу БСТ заявил, что московский собственник завода не раскрывает дальнейших планов: «С 17 января всех отпустили в отпуск. Пока ситуация непонятная… Те люди, которые [остались] на заводе, поддерживают завод в рабочем состоянии – котельная, склад сахара. Что будет с заводом дальше – непонятно». Сегодня известно только, что завод решено законсервировать как минимум на два года. Возможно, через пару лет цены на сахар вновь пойдут в рост и старый завод опять начнет приносить прибыль. На запрос «ФедералПресс» в компанию «Продимекс», которая владеет контрольным пакетом акций АО «Мелеузовский сахарный завод», ответа не поступило. «Роста безработицы не предвидится» В администрации Мелеузовского района рассказали о ситуации, которая сложилась после остановки производства. На 17 января на предприятии работали 338 человек. Среди них 69 пенсионеров, 54 человека предпенсионного возраста и 12 женщин в декретном отпуске. С 2019 года федеральное законодательство запрещает увольнять предпенсионеров: для работодателей предусмотрена административная и даже уголовная ответственность. Кроме того, такие граждане сохраняют права на льготы, как у пенсионеров, – бесплатные лекарства и проезд на транспорте, скидка на оплату капремонта и других жилищно-коммунальных услуг, освобождение от имущественного и земельного налогов и прочие. Из всех сотрудников Мелеузовского сахарного завода совсем без работы остались 157 человек. «Администрацией муниципального района Мелеузовский район совместно с филиалом ГКУ «Южный межрайонный центр занятости населения» по Мелеузовскому району принимаются меры по трудоустройству сотрудников. На сегодняшний день из 30 уволенных по собственному желанию 18 человек трудоустроены на предприятиях и в организациях города Мелеуз и Мелеузовского района, два человека вышли на пенсию», – сообщили в районной администрации. Вместе с этим власти района организовали «предувольнительные консультации» с сотрудниками завода, рассказали им о вакансиях в районной базе данных, о возможностях переквалификации, открытии собственного бизнеса, участия в общественных и временных работах. По мнению чиновников, этих мер будет достаточно, чтобы избежать социального кризиса в городе. «По состоянию на 1 февраля 2020 года количество вакансий в муниципальном районе Мелеузовский район составляет 451 единица, уровень безработицы составляет 0,62 %, что существенно ниже среднереспубликанского показателя (0,93 %). Существенного роста безработицы не предвидится. С учетом проводимых мероприятий по обеспечению занятости высвобождающихся работников АО «Мелеузовский сахарный завод» риск роста социальной напряженности в городе Мелеуз и муниципальном районе из-за приостановки завода минимален», – добавили местные власти. Молчание главы Однако на фоне сложившейся ситуации высшее руководство республики третью неделю сохраняет молчание. Кроме скупого заявления от имени министра сельского хозяйства Башкортостана Ильшата Фазрахманова о том, что власти ведут переговоры с собственником завода, больше ни одного комментария о ситуации в Мелеузе не поступило. 4 марта глава республики Радий Хабиров проводил традиционный «Инвестиционный час». По словам источника в администрации главы, на встрече должны были обсудить в том числе перспективы сохранения сахарного завода. Однако этого не произошло. Из официального релиза следует, что Хабиров ни слова не сказал о крахе Мелеузовского завода. Политолог Дмитрий Михайличенко считает: молчание Радия Хабирова объясняется тем, что ему попросту нечего сказать: «Хабиров говорит только о том, как появляются новые рабочие места. Вообще в Башкортостане – а это очень крупный регион – должны открываться целые новые предприятия, а не только новые рабочие места. Это очень мало, когда где-то открывается небольшой цех. Но про то, что где-то закрывается или банкротится предприятие, умалчивается. Говорят только о хороших новостях». В пример эксперт приводит ситуацию с шиханами. Когда новый глава отдал в разработку содовому заводу в Стерлитамаке одну из реликтовых гор, за сохранение которой боролась общественность, это представили как победу Хабирова. Необходимость уничтожения уникального памятника природы объяснили единственной возможностью сохранить рабочие места. «Хабиров очень сильно вкладывается в формирование авторитета (которым он пользуется у некоторой части населения) в теме шихан. Но почему-то [когда речь зашла о Мелеузовском сахарном заводе] сохранение производства не вызывает у него столь яростных и решительных мер по сохранению рабочих мест. Мы видим очевидный избирательный подход к сохранению рабочих мест», – говорит Михайличенко. Политолог прогнозирует, что историй, подобных закрытию Мелеузовского сахарного завода, будет все больше с началом нефтяного кризиса и ухудшением экономического положения в стране. И во всех подобных случаях руководству республики придется продолжать делать вид, что все хорошо. По словам Дмитрия Михайличенко, Хабиров становится заложником собственного имиджа: есть обещания, создана иллюзия авторитета главы региона. «Во-первых, нужно четко понимать, что губернаторы, главы республик не так много решают. На экономику трудно влиять. Во-вторых, социально-экономическая ситуация в стране ухудшается, и подобных ситуаций будет больше. Сейчас для Хабирова главное, чтобы у него были нормальные отношения с федеральным центром. А внутри республики ему кажется, что он все урегулирует. Разрыв между реальным положением дел и позиционированием будет все более увеличиваться», – считает политолог. Справедливости ради он отмечает, что Хабиров в некотором смысле ведет себя честно. Когда завод в Мелеузе закрылся, можно было бы ожидать, что он как руководитель республики должен в тот же день отправиться на проблемное предприятие и встретиться с рабочими, которым грозит сокращение. Этого не произошло, потому что глава прекрасно осознавал: ему нечего сказать этим людям. «Когда губернатор выезжает в район, он едет туда с посылом, с какой-то позитивной повесткой. А когда нечего сказать, то лучше рыцарю замкнуться в своей крепости. Если бы у него было позитивное решение, он бы поехал. Он очень трудолюбивый, по районам много ездит, поэтому если бы у него было что сказать, то поехал бы», – указывает Михайличенко. Тем не менее, по мнению политтехнолога Андрея Потылицына, главе республики необходимо было посетить Мелеуз и встретиться с жителями, пообщаться с рабочими лично. «С точки зрения принципов, которые он сам же проповедует (открытости, коммуникабельности), это надо было сделать. Но была предпринята попытка каким-то странным образом договориться с собственниками завода. Попытка была наивна. Отправить министра сельского хозяйства в Москву, чтобы он сказал: «Мы просим вас не закрывать завод». Что можно получить в ответ? Это абсолютно законное частное предприятие, и у региональной власти нет рычагов давления на них», – заключает Андрей Потылицын. Сложившуюся на сахарном заводе ситуацию политтехнолог считает закономерной. Инвестор выкупил предприятие за бесценок, получил от него всевозможную прибыль и… закрыл. Никаких обязательств ни перед рабочими, ни перед республикой московские инвесторы не давали и, соответственно, не нарушали. Бизнес, и ничего личного.

Карта конфликтов

Последние сообщения >>

В стране и за рубежом >>