Сотрудников "Курганмашзавода" оставили без досрочной пенсии

30.11.2015 00:00

Источник: www.znak.com

Территория: Курганская область

Населенные пункт(ы): Курган

Более десятка бывших работников ОАО "Курганмашзавод" не могут добиться начисления им досрочной страховой пенсии. Первые заседания по их искам состоялись, разбирательства отложили на 9 декабря 2015 года.

Более десятка бывших работников Курганмашзавода не могут добиться начисления им досрочной страховой пенсии. Водители-испытатели, которые работали на ходовых испытаниях бронетанковой техники, контролеры, вооруженцы считают, что выработали так называемый «вредный» стаж. Однако совершенно неожиданно для них Пенсионный фонд отказался оформлять им пенсию раньше срока. При этом людям не объяснили, какие именно документы они должны были предоставить, чтобы доказать свою правоту, лишь предложили добиваться своего в судебном порядке. Сейчас в Кургане идет несколько таких судебных процессов. Истцы считают, что Пенсионный фонд просто затягивает время, чтобы сэкономить государственные деньги.  В редакцию Znak.com обратился бывший работник ОАО «Курганмашзавод» Евгений Рябов, который заявил, что отработал больше 14 лет на предприятии во вредных условиях, однако Пенсионный фонд отказывается досрочно назначить ему трудовую пенсию по старости, требуя документы, которых, по мнению мужчины, попросту не существует.  Евгений Рябов работал на Курганмашзаводе в целом 14,5 года, занимая должности контролера, контролера-испытателя, а затем водителя-испытателя – всегда будучи занят на ходовых испытаниях бронетанковой техники в дорожных условиях. В октябре 1999 года Рябов ушел с КМЗ и продолжил трудовой путь в другом месте, всего (вместе с «вредным» стажем на КМЗ) выработав 29 лет 9 месяцев. В этом году мужчине исполнилось 55 лет, и он решил воспользоваться своим правом на досрочное назначение страховой пенсии по старости, но неожиданно встретил противодействие со стороны Пенсионного фонда.  24 сентября 2015 года заместитель начальника УПФР в Кургане Денис Пылков подписал решение об отказе в установлении Евгению Рябову пенсии. В документе, копия которого есть в распоряжении Znak.com, стоит вердикт: отказать в зачете в стаж на соответствующих видах работ, дающий право на досрочное назначение страховой пенсии по старости, сразу нескольких периодов. В эти периоды, по мнению Пенсионного фонда, «документально не подтверждена постоянная занятость на ходовых испытаниях бронетанковой техники в дорожных условиях», а также имели место «прочие отвлечения от основной работы».  «Специальный стаж для назначения страховой пенсии по старости у заявителя отсутствует», — решили в УПФР. Такой стаж, отметим, должен составлять 12 лет 6 месяцев. По словам Рябова, у него он составляет 14,5 года.  С таким решением Пенсионного фонда Евгений Рябов не согласился и обратился в Курганский городской суд.  Он заявляет, что предоставил в ПФР все документы, которые требовались. Среди них – справка №151 от 21 июля 2015 года, полученная Рябовым в ОАО «Курганмашзавод» (копия есть у Znak.com). В этой справке, в частности, указано, что Евгений Рябов работал на заводе «полный рабочий день», перечислены временные периоды и должности, которые он занимал. Но этого пенсионному фонду по каким-то причинам оказалось недостаточно.  В отзыве на исковое заявление Рябова от УПФР говорится о том, что правом на досрочное назначение трудовой пенсии по старости пользуются работники, постоянно занятые на ходовых испытаниях бронетанковой техники в дорожных условиях. В стаж работы, которая дает право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, засчитываются периоды работы, выполняемой постоянно в течение полного рабочего дня. Под «полным рабочим днем» понимается выполнение работы в условиях труда, предусмотренных списками соответствующих работ, профессий и должностей, не менее 80% рабочего времени. Снова указано, что некоторые периоды работы на КМЗ Евгению Рябову в стаж не засчитываются – поскольку занятость «полный рабочий день» на ходовых испытаниях бронетанковой техники в дорожных условиях документально не подтверждается, а также поскольку имели место прочие отвлечения от основной работы.  Сам же Евгений Рябов заявляет, что от него требуют предоставить несуществующий документ. «Я предоставил им все требуемые документы. А сейчас они говорят, что «документального подтверждения» нет, — поделился он. – Но что именно им нужно предоставить, не объясняют! Получается в аккурат по Федоту-стрельцу: принеси то – не знаю что».  Прояснить этот вопрос Рябов пытался на личном приеме у заместителя начальника УПФР Дениса Пылкова. Помимо него, на встрече присутствовали юрист и эксперт, который работал по заявлению мужчины. По словам нашего собеседника, разговор закончился ничем: «Я говорю: вы отказали мне, потому что якобы не доказана моя полная занятость. Но в той же справке от Курганмашзавода указано, что я был занят полный рабочий день. Однако неожиданно выяснилось, что им нужен некий документ, подтверждающий время, которое я провел в этих «вредных» условиях – чуть ли не поминутно. Что это за документ, как он называется, кем утвержден и почему его не было в изначальном перечне, они мне разъяснить так и не смогли. А я начал работать на КМЗ в 1982 году, и в то время не требовалось никакой поминутной фиксации рабочего времени».  Пенсионный фонд, отстаивая свою точку зрения, ссылается, в том числе, на Федеральный закон N 400-ФЗ ("О страховых пенсиях"), принятый в 2013 году. Но Евгений Рябов, который в суде представляет себя сам, заявляет, что в положениях закона нет ни слова о том, что он должен доказывать каждую минуту своего рабочего времени. Кроме того, закон, по мнению Рябова, вообще не может на него распространяться, поскольку его трудовая деятельность на КМЗ закончилась 15 лет назад – до вступления закона в силу.  Отметим, что в пункте 3 статьи 30 федерального закона №400 говорится о том, что периоды работы, имевшие место до дня вступления в силу закона, засчитываются в стаж на соответствующих видах работ, дающий право на досрочное назначение страховой пенсии по старости, при условии признания указанных периодов в соответствии с законодательством, действовавшим в период выполнения данной работы, дающий право на досрочное назначение пенсии. В пункте 4 статьи 30 указано, что периоды работы, имевшие место до дня вступления в силу закона, могут исчисляться с применением правил исчисления, предусмотренных законодательством, действовавшим при назначении пенсии в период выполнения данной работы.  Не видел Рябов и других законодательных актов, обязывающих доказывать то, что он работал во «вредных» условиях труда, поминутно. Оснований делать это, по его мнению, просто не существует.  «Пенсионный фонд под надуманным предлогом направляет людей по самой длинной дороге: отказывает в получении пенсии, и пенсионеру деваться некуда – он идет в суд, чтобы получить то, что отработал. А раз он становится истцом, то уже сам должен доказывать, что действительно отработал те минуты, часы, дни, месяцы и годы, — говорит Евгений Рябов. – Я отработал более 14 лет и теперь должен отчитываться за каждый рабочий день? Я работал честно! Есть свидетели, выписки из приказов. Завод подтверждает, что я работал полный рабочий день. Но я теперь должен показать какую-то поминутную отчетность, которой просто не требовалось! Так они через 10 лет введут новые правила – обязательную видеофиксацию рабочего процесса, и тогда вообще никому не надо будет платить пенсию, потому что сейчас, естественно, никто ничего на камеру не снимает».  В аналогичной ситуации, по словам Рябова, оказался не только он. С товарищем по КМЗ Рябов ходит к одному судье – первые заседания по их искам уже состоялись, разбирательства отложили на 9 декабря. Есть, по словам нашего собеседника, и другие. «Человек 10 только из нашего цеха или уже судятся, или собираются судиться: и вооруженцы, и водители-испытатели, и контролеры. Я навел справки – судятся все, кто работает в оборонно-промышленном комплексе, по всей стране. У кого есть «вредность». Людям просто не хотят платить пенсию по «вредному» стажу», — считает Евгений Рябов.  По его мнению, Пенсионный фонд попросту «тянет время»: «В итоге кто-то не станет судиться, потому что у него нет времени, здоровья, денег платить адвокатам. И будет ждать еще 5 лет. Посчитайте: если даже у меня пенсия 10 тыс. рублей, то за год они с одного меня получат 120 тыс. рублей. А сколько за 5 лет? А сколько нас таких? Только на Курганмашзаводе - пропасть!» Все происходящее Рябов называет «мошенничеством».  Редакция Znak.com направила в отделение Пенсионного фонда РФ по Курганской области официальный запрос, чтобы получить разъяснение по этой ситуации.

Карта конфликтов

Последние сообщения >>

В стране и за рубежом >>